igorek44 (igorek44) wrote,
igorek44
igorek44

из неизданного)))

Заходящее солнце накрыло долину багровым заревом. Все окрасилось в кровавые краски - развалины замка, обрушившиеся крепостные стены, висящая на одной петле створка ворот с огромной дырой, пробитой тараном и обугленная вторая, валяющаяся в глубине двора, мост через ров, блестящий от сгоревшей не до конца нефти, которой сверху поливали атакующих защитники замка, в отчаянной попытке отбить последний штурм. Сам ров почти до краев был наполнен останками тел с обломками лестниц и бревен. Тела лежали вперемежку - гвардейцы дона Альбы, гордость империи, храбрецы и красавцы, открывающие все парады и любимцы всех без исключения дам столицы, штурмовики барона Риоты в своих неприметных серых мундирах, рядом с которыми когда то гвардейцы даже за один стол бы не сели, кочевники эмира Южного моря в отороченных мехом стеганных халатах и мохнатых шапках и бородатые северяне, в порубленных кольчугах и стальных шлемах, не спасших их от гибели. Тела были сплетены в последней схватке, кто то даже после смерти тянулся копьем к врагу, кто то продолжал душить противника, сам оставшись без головы, кто то продолжал сжимать саблю отрубленной рукой, лежащей рядом с телом бывшего хозяина.
В этой битве не было ни победивших, ни проигравших. Последний оставшийся в живых, доблестный барон Реус, добродушный здоровяк, с загнутыми вверх по последней дворцовой моде пышными усами, первым ворвался во двор сквозь разбитые ворота, сверкая клинком адаманского меча и прорубая проход в толпе защитников для себя и для своих товарищей. Он уже почти достиг дверей замка, когда низкорослый кочевник, поднырнувший снизу, неуловимым движением попал точно в щель между кольчугой, закрывавшей грудь барона и брюшной пластиной, защищающей живот. Кривая сабля легко прошла слева направо, не встретив почти никакого сопротивления. Барон успел снести голову маленькому гаденышу, но это был последний убитый им враг. Он прожил еще несколько часов, привалившись спиной к стене. Сначала слушая замолкающие стоны умирающих, тех раны которых были еще серьезней, а остаток жизни немного короче, потом в почти полной тишине. И лишь фляжка контрабандного ромейского вина стала ему последним товарищем и скрасила последние минуты грешной, но черт побери, такой прекрасной жизни. Последней мыслью, заставившей барона даже ухмыльнуться напоследок, было то, что трактирщик Сайрус, поставщик этой самой контрабанды, все свои дела вел под запись в замусоленной тетради - отпуская товар вечно безденежному барону (да и не только ему одному) в долг. Расчет он получал после получения всеми жалования при дворе, в конце месяца - тогда к нему тянулась очередь должников, а он, смахивая мешочки с золотыми в ящик за стойкой, морщил лоб, шевелил губами, считая в уме и вычеркивал рассчитавшихся из списка. Ну а сейчас была только середина мая и с последним мешочком от барона у Сайруса выйдет накладка. "Поделом тебе, старый плут"- успел подумать Реус...
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment