December 18th, 2019

Ленин и кухня. Перечитывая Похлебкина

С младых ногтей будущего вождя революции, в семье Ульяновых был очень строгий распорядок дня, в том числе и принятия пищи. Завтрак в будни — в 8 ч утра, в праздники — в 12 ч, ну любил маленький Володя с семьей поспать, обед в будни — в 14 ч, в праздники — в 16 ч. А вот время ужина было неизменно в в 20—21 ч.

5

[Spoiler (click to open)]Еда подавалась русско-немецкая. Молочные, растительные супы; русские кислые щи были редкостью, считались «тяжелыми». Интересно, что живя на Волге, также редко варили уху, только иногда летом. Черный хлеб маленький Володя тоже презирал, к чаю, ужину, обеду полагался белый ситный хлеб, что было для Симбирска редкостью и признаком зажиточности.

Ситный — наиболее утонченный помол белого пшеничного хлеба. После 1900 г., в течение последующих лет своей жизни, Ленин был лишен этого вида хлеба как за границей, так и в Совдепии, за бугром такого просто не знали, ну а в России шла гражданская война. А ведь именно в ситном и в черном хлебе содержатся все те витамины, которые столь необходимы для активной жизнедеятельности революционера, да и просто человека. Может поэтому и обострилась у В.И. болезнь мозга и все пошло наперекосяк?

Возвращаемся в Володино детство. Мать, Мария Александровна, была ленива и готовила так, чтобы было поменьше возни (разделки и мытья посуды). А молочные блюда в соединении с мукой предоставляли эту возможность, делали кухонную работу «чистой» и «быстрой». Вот почему мясные блюда готовила она крайне редко, отчего страдало все большое семейство Ульяновых, с Ильей Николаевичем во главе. При этом мясо (говядину) лишь отваривала, а не жарила потому, что отваривать было легче, а жарить надо было уметь, не говоря уже о том, что необходимо было тратиться на масло, на приобретение особой посуды — казанов и сковород, на трудоемкую ее чистку. Свинина в пищу Ульяновых не входила по причине еврейства матери- Марии Александровны (отец ее- Сруль Мойшевич Бланк, в последствии крещен в православии под именем Александр Дмитриевич Бланк).

Что же касается национальных русских блюд, свойственных Центральной России, то в тогдашнем Поволжье в интеллигентных семьях типа Ульяновых их не знали. Щи, особенно кислые, из квашеной капусты, никогда не готовили, рыбные блюда также были исключением, короче питание было скудноватым. О ботвинье, окрошке, солянках, рассольниках и кальях, Ульяновы даже и не ведали. Не лепила эта семья и пельмени, уже давно как известные.
Среди «горячих» блюд доминировала яичница — тоже весьма скорое блюдо, а из немецких — армериттер: моченый в молоке белый хлеб, поджаренный слегка на сковородке на сливочном масле и залитый яйцом. Крутые яйца и яйца всмятку были обычным блюдом за завтраком и ужином у Ульяновых. Другим дежурным блюдом были бутерброды, которые делались либо просто с маслом, либо в качестве лакомства намазывались медом и лишь изредка с копченой рыбой.
Копченая и соленая рыба была сравнительно дешева и в детстве Ленин получал ее с лихвой. По причине высокого содержания фосфора в рыбе, мозг маленького Володи формировался быстро, но стоило ему стать в 1887 г. студентом Казанского университета, как он тут же приобрел «болезнь желудка».

В период напряженной жизни в Питере в 1893—1895 гг., когда закладывались основы новой партии, у Ленина не было никакой возможности обращать внимание на питание. Жили не только впроголодь, но и питались кое-как, всухомятку, пренебрегая горячей пищей. Наедались лишь в большие праздники — на масленицу, на Пасху. Едой в такие моменты наслаждались, но даже в этом случае расценивали ее, как средство для конспирации, а не как кулинарное событие.

Вот почему за какие-нибудь два—три года холостяцкой жизни Ленин превратился из волжского парня- здоровяка в хилого, облысевшего человека, страдающего гастритом.
Чтобы вылечить гастрит, Ленин отправился в июне 1895 г. на курорт в Швецию и менее чем за месяц восстановил свое здоровье в частном пансионе, где его восхитил «шведский стол» — очень сытный, мясной, закусочный, холодный, за которым каждый может выбрать себе приглянувшиеся блюда.

Вернувшись на родину, Владимир Ильич выписывает из провинции мать, которая с этих пор занимается исключительно тем, что готовит Ленину домашнюю пищу и следит, чтобы он регулярно обедал и ужинал.
Однако в конце 1895 г. следует арест и гастрономической маминой идиллии приходит конец. В тюрьме гастрит Ленина обостряется, поэтому в передачах ему посылают только хлеб, сухари, чай и минеральную воду «Ессентуки № 17».

Однако регулярное тюремное питание (щи да каша), как ни странно, стабилизирует его здоровье и если бы царская охранка могла бы видеть наперед, то так и оставила бы Ленина в тюрьме поправлять свое здоровье и дальше, и не знал бы мир великого вождя, а помнили бы только сокамерники сытого, довольного ЗК Володю.
Позднее, в ссылке доминировать у Ульяновых стал мясной стол, одну неделю ели телятину, другую — баранину, поскольку надо было быстрее съесть специально забитых для них теленка и барашка, прекрасно жили политссыльные, что говорить. Кроме того, Крупская с матерью устроили огород, в котором росли огурцы, морковь, свекла, тыква, укроп и даже помидоры и даже дыни. В лесу собирали щавель, землянику, голубику, чернику, бруснику, ежевику, малину.

Обращает на себя внимание тот факт, что Крупская в своих воспоминаниях ни разу не упоминает петрушку, лук и чеснок, что говорит об ограниченности их питания. Жить и готовить без лука практически нельзя, то же самое относится и к петрушке, без которой немыслим грамотный суп. Также Крупская в своих воспоминаниях пишет, что ее стряпней был доволен только Ильич, а все остальные, находили ее «блюда» невкусными и примитивными. Короче Ленину с женщинами на кухне страшно не везло.

Но, несмотря на все это, Ленин, питавшийся идущей явно ему на пользу здоровой пищей, очень раздобрел и потолстел, а когда его прямо в лоб спрашивали, нравится ли ему то или иное блюдо, не мог ответить ничего вразумительного, будучи довольным всем, что ему подавали. Это было весьма странно и неожиданно, поскольку Ленин был достаточно наблюдательным человеком, и его безразличие, и даже полное непонимание характера еды глубоко оскорбляли тех, кто готовил ему пищу. Так, Ленин безбожно путал курицу с гусем, по-видимому, он не различал запахи и именно поэтому был равнодушен к составу блюд, то есть он практически ничего не понимал в еде.

Впервые в ссылке Ленин попробовал и знаменитые сибирские пельмени, которые произвели глубокое впечатление на всех его близких, но только не на него. Когда в феврале 1899 г. ссылка закончилась, то Ульяновы взяли в дорогу, по совету сибиряков, «уйму этих пельменей», предварительно специально заморозив их. Знали бы сибиряки кого они подкармливают...
Затем Ленин проследовал в Псков уже без Крупской, опять началась его неустроенная холостяцкая жизнь.

Во время революции 1905— 1907 гг. Ильич приехал в Россию. Вновь началось скитание по конспиративным квартирам со случайными хозяевами и еще более случайной едой. Только после поражения революции, переехав на короткое время в Финляндию, Ленин немного отдохнул у моря, где его усиленно подкармливала Елена Книпович — морской рыбой, олениной, финскими молочными продуктами, "Валио" там разными, сыром "Виола" и т.п. Но, необходимость переезда в глубь Финляндии, на конспиративные квартиры, вновь привела к ограничению питания. В этот же период Ленин совершенно перестал есть сладкое, так же в его рационе отсутствовали орехи. Однажды Камо привез Ленину чурчхеллу, которую попробовала только Крупская, Ульянов же только смотрел, как Камо поглощал орехи, но сам к ним даже не притрагивался.

Ну а затем грянула Октябрьская революция, Ленин вновь вернулся (в германском опломбированном вагоне), возглавил восстание и питался уже только тем, что приносили ему ходоки.

5

Использованная литература: В. В. Похлебкин "Что ел Ленин"


Кнопка подписки

ссылка на мое сообщество cccp_1_0 ====>

Кнопка подписки2

стать участником и автором сообщества

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

декабрь на Волге (18.12.19)

Волга еще не встала

522578_original

И пляж все еще доступен



Народ разминается перед заплывом



Видите купальщиков?





Наконец то дошел)))



В лесу родилась елочка



Креативное решение проблемы вечно пустых мест для инвалидов



Кнопка подписки

ссылка на мое сообщество cccp_1_0 ====>

Кнопка подписки2

стать участником и автором сообщества

«Чай со слоном, и пусть весь мир подождет»: что заваривали в СССР?

Ностальгия по советскому чаю? Бывает. Нередко люди старшего поколения с улыбкой вспоминают грубоватые коробочки из раскрашенного картона или даже обычной тонкой бумаги. Но что же на самом деле скрывалось под нехитрой упаковкой времен Советского Союза?

5

[Spoiler (click to open)]Когда «первый» не означает «лучший»

В СССР была четкая градация чаев по качеству: самый дорогой и ароматный носил гордое наименование «букет», чуть более простой назывался «экстра», на третьем месте скромно стоял «высший сорт». А вот «первый сорт» стыдливо занимал низшую ступень этой иерархии, стараясь поменьше афишировать свой состав и умалчивать о качестве (еще хуже был только «второй сорт»). К сожалению, в большинстве случаев на прилавках советских магазинов лежал именно он – первосортный чай, произведенный в Грузии или Краснодарском крае. Чтобы его купить, не требовалось усилий. С хорошими чаями все было сложней.

«Попробуй отыщи!» - вот девиз вкусного и ароматного чая советских времен. Как, впрочем, и любого другого более-менее приличного по качеству продукта.

5

Самым лучшим среди всех чаев в те годы считался индийский, именуемый в народе «чай со слоном». Это был по-настоящему дефицитный товар, который никогда не ждал покупателя, скучая на полках магазинов. Желтые коробочки с голубым слоном и его погонщиком в народе приравнивались к самостоятельной валютной единице – они имели высокую ценность среди всех слоев населения и могли выступать в качестве «благодарности» лечащему врачу, важному должностному лицу или любому другому человеку, играющему важную роль в социуме.

А вот насколько этот на самом деле был индийским – уже другой вопрос.

Неиндийский «индийский чай»

Всеми любимый дефицитный товар, который, наверное, и является предметом ностальгии сегодня, представлял собой на самом деле довольно непредсказуемый купаж из примерно 15-30% настоящего индийского чая (предположительно это был дарджилинг) и до 70% чая с территории СССР. Чаще всего ароматную «Индию» дополняли обычной «Грузией», иногда «Краснодаром» или «Азербайджаном». Бывало, что в купаж входили части цейлонского или мадагаскарского чая. На упаковке эти процентные соотношения, разумеется, не указывались – чай считался индийским и точка. Советских граждан, неизбалованных выбором качественных чаев, такие частности мало заботили. Вкусно и ароматно – это главное!

5

«Дрова» и «сено» в граненом стакане

К слову, хороший чай отечественного производства все же существовал (как существует он и сегодня), но вот до простых людей добирался гораздо реже. Качественное сырье из Грузии или Краснодарского края «расходилось» в более высоких кругах, редко оседая на дно социальной пирамиды.

Поскольку найти «индийский» чай в открытой продаже было делом сложным (он появлялся в магазинах скорее в виде исключения), то большинство простых смертных были вынуждены довольствоваться «первым сортом», выращенным на тех же полях Грузии и Краснодарского края, а то и вовсе «вторым», который был еще печальней. Оба вида сырья откровенно соревновались за звание худшего – краснодарский чай был довольно безвкусным (все же не те широты, что в Индии) и после обработки больше напоминал траву, за что его и прозвали «сеном».

5

Грузинский же, если и обладал большим ароматом, то отпугивал качеством. Причиной того стал переход Грузии с ручной сборки листа на машинную – после этого в пачках с чаем можно было найти не только листья, но и ветки, посему грузинский чай стали ласково именовать «веником» или «дровами». Именно этот чай чаще всего заваривали в столовых, для красоты добавляя в чаны с напитком немного пищевой соды (она давала чаю красивый насыщенный цвет) и разливая готовый продукт по стаканам.

Впрочем, выбора у советских чаеманов все равно особенно и не было: во времена, когда заказать хороший чай по интернету возможности не было, им оставалось только принимать ситуацию как есть. Тем более, что советское производство было запущено с огромным размахом, почти полностью вытесняя с рынка импортные сорта. Грузинский и краснодарский, а также азербайджанский чаи не только целиком покрывали потребности СССР, но и шли на экспорт в Европу, как бы удивительно это ни звучало. Есть подозрение, что нашим заграничным друзьям доставались менее «дровяные» купажи. А может, они тоже просто не были особыми знатоками.

5

Сегодня грузинский чай в том качестве, каким его знали в 70-80-е гг. уже нигде не найти – прежние «варварские» методы производства безвозвратно утеряны, а современные технологии по своей сути ближе к китайской классике сбора и обработки. А вот «индийский» чай в коробочке со слоном все еще существует, правда уже как квазисоветский продукт: он называется «Тот самый чай» и продается в упаковке с узнаваемым рисунком. Так что при желании можно попробовать немного потешить ностальгические чувства бабушки или дедушки.

Другой вопрос – стоит ли гнаться за полумифическим качеством прежних лет, когда сегодняшний рынок предлагает довольно широкий ассортимент отечественных чаев достойного качества. Из Краснодарского края, например.
подсмотрено вот тут


Кнопка подписки

ссылка на мое сообщество cccp_1_0 ====>

Кнопка подписки2

стать участником и автором сообщества