igorek44 (igorek44) wrote,
igorek44
igorek44

Categories:

на тему последних событий

Город был поражен невыносимым ужасом. Красноватое утреннее солнце
угрюмо озаряло пустынные улицы, дымящиеся развалины, сорванные ставни,
взломанные двери. В пыли кроваво сверкали осколки стекол. Неисчислимые
полчища ворон спустились на город, как на чистое поле. На площадях и
перекрестках по двое и по трое торчали всадники в черном - медленно
поворачивались в седлах всем туловищем, поглядывая сквозь прорези в низко
надвинутых клобуках. С наспех врытых столбов свисали на цепях обугленные
тела над погасшими углями. Казалось, ничего живого не осталось в городе
только орущие вороны и деловитые убийцы в черном...

...Люди это или не люди? Что в них человеческого? Одних режут прямо на улицах,
другие сидят по домам и покорно ждут своей очереди. И каждый думает:
кого угодно, только не меня.
Хладнокровное зверство тех, кто режет, и хладнокровная покорность тех,
кого режут. Хладнокровие, вот что самое страшное. Десять человек стоят,
замерев от ужаса, и покорно ждут, а один подходит, выбирает жертву и
хладнокровно режет ее...

... Прощения прошу, благородный дон, и еще прошу прощения. Не скажет ли
благородный дон, что в городе? Я кузнец Кикус, по прозвищу Хромач, мне в
кузню идти, а я боюсь...
- Не ходи, - посоветовал Румата. - Монахи не шутят. Короля больше
нет. Правит дон Рэба, епископ Святого Ордена. Так что сиди тихо.
После каждого слова кузнец торопливо кивал, глаза его наливались
тоской и отчаянием.
- Орден, значит... - пробормотал он. - Ах, холера... Прошу прощения,
благородный дон. Орден, стало быть... Это что же, серые или как?
- Да нет, - сказал Румата, с любопытством его разглядывая. - Серых,
пожалуй, перебили. Это монахи.
- Ух ты! - сказал кузнец. - И серых, значит, тоже... Ну и Орден!
Серых перебили - это, само собой, хорошо. Но вот насчет нас, благородный
дон, как вы полагаете? Приспособимся, а? Под Орденом-то, а?
- Отчего же? - сказал Румата. - Ордену тоже пить-есть надо.
Приспособитесь.
Кузнец оживился.
- И я так полагаю, что приспособимся. Я полагаю, главное - никого не
трогай, и тебя не тронут, а?
Румата покачал головой.
- Ну нет, - сказал он. - Кто не трогает, тех больше всего и режут.
- И то верно, - вздохнул кузнец. - Да только куда денешься... Один
ведь, как перст, да восемь сопляков за штаны держатся. Эх, мать честная,
хоть бы моего мастера прирезали! Он у серых в офицерах был. Как вы
полагаете, благородный дон, могли его прирезать? Я ему пять золотых
задолжал.
- Не знаю, - сказал Румата. - Возможно, и прирезали. Ты лучше вот о
чем подумай, кузнец. Ты один, как перст, да таких перстов вас в городе
тысяч десять.
- Ну? - сказал кузнец.
- Вот и думай, - сердито сказал Румата и пошел дальше...

Аркадий и Борис Стругацкие. Трудно быть богом
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Марта и Волк

    Извиваясь между деревьев тропинка терялась вдали. Несмотря на жару, здесь, под кронами многовековых дубов, было прохладно. Марта перевела дух и…

  • сказка на ночь

    - Винни, расскажи сказку! - Хорошо, Пятачок. Сказка про горшочек с медом... - Винни, опять про мед? Надоело. Расскажи про что нибудь другое! - А…

  • вечерняя прогулка

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
Comments for this post were disabled by the author